Поиск по метро

Почему мы так боимся старости?

от 13.05.2018
Почему мы так боимся старости?

Удивительно, как быстро могут измениться наши представления о каком-то широко известном явлении. Вот, например, какая картинка возникала в вашем воображении в детстве при слове «бабушка»? Скорее всего, благообразная старушка в платочке, чьи лучшие годы давно позади. Она давно не ходит на работу, ее спина согнута радикулитом, а из радостей в жизни остались разве что визиты детей и внуков, телевизор и дача.

И действительно, до недавнего времени бабушки в большинстве своем были именно такими. И не слишком приятно было думать о том, что когда-нибудь такая жизнь ожидает и нас. Однако с каждым десятилетием ситуация меняется все больше. Многие современные бабушки отлично выглядят, продуктивно работают, занимаются фитнесом и вообще ведут полноценную активную жизнь. Посмотрев на них, порой невозможно поверить, что у них уже есть пенсионное удостоверение и внуки.

Всемирная организация здравоохранения тоже стремится изменить устоявшиеся представления о старости. По официальной классификации, она наступает лишь после 75 лет. Наш менталитет пока отстает, но не намного: социальные опросы показывают, что субъективное ощущение старости настигает нас примерно в 68 лет.

Мир меняется. Но не похоже, чтобы мы стали бояться ее меньше. Почему так происходит? И можно ли что-то сделать с этим страхом?

Ужасный монстр старения

Страх перед старостью по-прежнему начинает разъедать нам душу еще до того, как мы замечаем реальные и объективные ее признаки. По крайней мере, большинству из нас. Мы придирчиво разглядываем себя в зеркале в поисках зарождающихся морщин, с замиранием сердца выискиваем первые седые волоски и порой закупаемся антивозрастными кремами задолго до того, как что-нибудь найдем. Первую такую баночку мне попытались продать в возрасте 24 лет. Я удивилась, потому что пока не наблюдала морщин даже у своей 46-летней матери. Но улыбчивая продавец-консультант заверила меня, что «уже пора, а то вовремя начать бороться не успеете», и я задумалась...

Нам, женщинам, особенно непросто принять свой возраст. Даже тридцатилетним особам, которые по-прежнему смотрятся юными нимфами, свойственно испытывать дискомфорт уже просто потому, что их возраст начинается с «тройки» вместо привычной «двойки». Дело в том, что старость всегда являлась в первую очередь женским врагом. Мужчину веками оценивали по его достижениям, тогда как женщину – лишь с точки зрения красоты и материнских функций. Еще совсем недавно у старости были очень простые критерии: для мужчин – потеря трудоспособности, для женщин – угасание способности к деторождению. То есть женщину записывали в старухи гораздо раньше!

Сто тысяч «нельзя» и «стыдно»

Женщины давно отстояли свои права. Мы наравне с мужчинами получаем высшее образование, работаем докторами и программистами, занимаем руководящие посты и ведем свой бизнес… Но реклама по-прежнему культивирует старый стереотип: без молодости и красоты мы никто, старость – это нечто ужасное, от чего нужно отгородиться и защититься любой ценой. Спрятать седину, скрыть морщины, подтянуть утратившую упругость кожу. Словно иначе все будут тыкать в нас пальцами и говорить: «Смотри, вон старуха пошла!» Мы отчаянно боимся утратить привлекательность в чужих глазах.

Другой важный аспект страха перед старением состоит в том, что оно традиционно ассоциируется с ограничениями. Нельзя носить короткие юбки, оголять шею, кататься на роликах, играть в компьютер – почему-то все это считается верными способами выставить себя в дурацком свете. Многие не заводят новых хобби (кроме «социально приемлемых» для пожилых людей, вроде вязания или выращивания помидоров), не занимаются спортом, не учат новые языки – и не потому, что не хотят, а из страха показаться смешными. Мол, совсем старуха с ума сошла, куда ей новое осваивать, когда на тот свет пора собираться!

И плевать, что до «того света» может оставаться еще пара десятков лет. Для многих старость автоматически означает прекращение жизни и начало «доживания». Трудно отделаться от мысли, что смерть с каждым днем все ближе и ближе. И не только наша собственная: чем мы старше, тем больше родных и друзей нам, вероятно, довелось похоронить.

Сохранить молодость и жить, а не доживать!

Единственный способ справиться со страхом и унынием – понять, что, пока мы дышим, жизнь продолжается. Да, старость накладывает определенные ограничения на наш образ жизни, и все же большая их часть находится исключительно у нас в голове. В любом возрасте человек волен надевать что хочет и делать что хочет, лишь бы это не противоречило законам его страны.

Да и в плане физических ограничений все тоже не так ужасно, как может показаться. Я знаю немало людей старше семидесяти, регулярно участвующих в соревнованиях по бегу вплоть до сверхмарафонов. Над ограничениями, которые им пытаются устанавливать участковые терапевты, они только добродушно посмеиваются. Причем в молодости эти бойкие старички и старушки вовсе не были спортсменами. Многие начали вести активную жизнь уже после выхода на пенсию. И именно занятия спортом помогают им чувствовать себя хорошо и вести полноценную жизнь.

Ближнее окружение влияет на нашу жизненную позицию зачастую больше, чем нам самим хотелось бы. Поэтому выбирать его нужно с умом. В него обязательно должен входить хотя бы один по-настоящему активный человек, чтобы нам было на кого равняться в трудную минуту.

Вообще, чем более здоровый образ жизни мы ведем, тем меньше наш биологический возраст соответствует паспортному. Появляющиеся морщины и седина, разумеется, выдают наш возраст, и все же он не написан у нас на лбу крупными буквами. Да и само старение, как ни странно, тоже бывает красивым. Посмотрите на Мерил Стрип, Шерон Стоун, Катрин Денев, Монику Белуччи, Сандру Буллок… По ним видно, что они уже не молоды, однако смотреть на них по-прежнему приятно.

Но самое главное – не дать старости поселиться в душе. Когда это происходит, мы начинаем терять волю в жизни вне зависимости от того, сколько нам лет – восемьдесят или сорок пять. Мы сами приговариваем себя к старости, когда решаем, что пора перестать жить и начать «доживать». Но в этой темнице нет никаких тюремщиков, кроме нас самих. Поэтому, сколько бы нам ни было лет, очень важно продолжать строить планы, заниматься любимыми делами и находить новые хобби, совершенствоваться в чем-то – хоть в кулинарном искусстве, хоть во владении иностранным языком.

Да и общество никогда не научится правильному, непредвзятому отношению к старости, пока не увидит достаточно хороших примеров того, какой она может – и должна – быть.



Александра К.
Женщина и Город



Рубрики





Вернуться наверх