Поиск по метро

Полиглот всего за год: фантастика или реальность?

от 19.07.2017
Полиглот всего за год: фантастика или реальность?

Студенту легко давались иностранные языки, а его за это казнили... Случилось такое в XVII веке в Финляндии. Суеверные современники несчастного юноши заподозрили, что ему помогает нечистая сила. Дело это рассматривал суд. И он авторитетно заключил: «Заколдован дьяволом».

Сегодня людям, «щелкающим» языки словно орешки, ничего не грозит. Ими восхищаются. Но, по сути дела, наше восхищение, как и былой суеверный ужас, подчеркивает сложность изучения языков и исключительность тех, кто легко с этим справляется. Впрочем, крепнет надежда, что ошеломляющие результаты одиночек станут вскоре доступными для многих.

Слушая, видеть

Первый успех пришел еще в годы Второй Мировой войны. Тогда жизненно необходимым стало быстро учить иностранные языки — и «подстегнутая» наука нашла нужные способы. Известно, что эффективными были методы, над которыми работала по заказу фронта большая группа советских специалистов. К сожалению, обстоятельства так сложились, что до наших дней методы эти не дошли...

Больше повезло американским армейским методам. Хотя они использовали всего 850 иностранных слов, позволявших знать язык «на троечку» (этот сильно усеченный словарь назвали «голодным пайком»), но «изюминка» в них была ценная, поэтому они легли в основу более совершенного метода: аудиолингвального.

Его ставка — на усиленное заучивание готовых речевых образцов. Это позволяет за короткий срок (200— 300 часов) намного лучше овладеть языком. Но если вы решили, что речь идет об обычной зубрежке, то ошиблись. Это интенсивные тренировки с использованием магнитофонов. Выиграть время позволяет здесь и опыт родного языка: можно опереться на сходное с ним, а основное внимание перенести на отличия.

Материал воспринимается почти полностью на слух (отсюда — «аудио»). И вот этим многие недовольны. Замечено, что если учащиеся долго не видят печатного текста, то невольно начинают нервничать. Для людей со зрительной памятью это может быть просто мучительным. Плохо также, что при сверхзаучивании речевых образцов учащиеся часто «схватывают» стереотипы, а не закономерности языка. И поскольку объяснения материала обычно нет, человек инстинктивно пытается его найти, а это порождает ошибки. И еще: заучивание, отнимающее 85% учебного времени, нередко вызывает скуку и даже отвращение к языку.

Потом во Франции разработали с помощью югославских ученых аудиовизуальный метод (АВМ). Скоростное обучение заметно повеселело. На помощь магнитофонам пришли многочисленные наглядные пособия, диафильмы и кино. Учить стали не литературный язык, как прежде, а живой разговорный (первая ступень словаря содержит 1500 слов, а всего в нем 3500 слов).

Однако полностью избавиться от нудности и неосмысленности АВМ не удалось. Ведь он тоже возводит в абсолют упорные тренировки, многочисленные повторения. К тому же исчезла опора на родной язык.

Но достоинств у АВМ много больше, чем недостатков, поэтому его применяли примерно в 200 странах. Исследователи Центра прикладной лингвистики Безансонского университета (Франция) «привили» методу сознательность. Однако многие лингвисты считали, что резко улучшить АВМ невозможно. Мешает напряжение, с которым усваивается материал. Снять бы это напряжение, сделать бы обучение непринужденным, легким! Еще недавно такая идея могла показаться нелепой.

Осторожно, спят!

Что скажет комиссия, пришедшая с проверкой в класс и заставшая учеников зевающими и даже откровенно дремлющими? Между тем такие картины могут стать обычными. Возможно, на дверях классов будут вывешивать таблички: «Осторожно, спят!». Может ли человек учиться во сне?

Выяснили, что лучше всего использовать переходные состояния между бодрствованием и сном. Когда мы засыпаем, торможение «разливается» по центральной нервной системе, и наступают такие фазы, во время которых мы уже почти «отключились» от внешнего мира, но еще можем воспринимать некоторые сигналы. Можно сделать так, чтобы такими сигналами стали слова преподавателя.

Переходные состояния (их несколько) вызывают различными способами, например релаксацией — мышечным расслаблением, которое ведет к резкому снижению чувственного восприятия окружающего.

Вот как проходит сеанс релаксопедии по подобному методу. Студентам предлагают принять удобную позу, расслабиться, забыть, что они в классе, слушать только голос преподавателя. Звучит музыка определенной тональности и громкости. Через пять-семь минут обмякшие студенты шепчут вслед за преподавателем неизвестные им доселе слова. Наконец учащихся выводят из состояния релаксации, и на это уходит две-три минуты. А всего сеанс занимает 20—25 минут. После него материал сразу же закрепляется упражнениями и учебными текстами. Запоминается гораздо больше, легче и прочнее, чем обычно. Студенты бойче и правильнее говорят на чужом языке.

Но еще эффективнее гипнопедия, особенно по длительности и прочности запоминания. Много опытов провела учебно-экспериментальная лаборатория. В десятом часу вечера студенты укладываются спать. Перед сном читают иностранные тексты, которые громко повторяются динамиками, установленными в изголовье. Ровно в десять в комнатах выключается свет, приглушенная речь преподавателя, записанная на пленку, звучит над спящими, словно колыбельная...

За ночь (вернее, за вечер: используются только начальные стадии сна), студенты узнают десятки новых слов. Утром эти же слова будят их — динамики включаются на обычную громкость. Чтобы закрепить материал, днем предусмотрены часы самоподготовки, когда студенты читают зарубежные произведения художественной литературы в подлиннике. Весь курс занимает меньше года.

Однако есть здесь большое неудобство — нужны специальные спальные места. Поэтому ученые рекомендуют использовать дневной сон. Вызывают его ритмические воздействия света и звука, навязывающие организму ритм естественного сна. Поэтому такой способ назван ритмопедией.

Сеанс длится 30—45 минут. Прибор для электрогипноза действует на расстоянии, поэтому обслуживает всю группу. Учащиеся могут сидеть. Сон наступает через 5—10 минут. Программа звучит с различной громкостью шесть раз за сеанс. За состоянием учеников внимательно следит электроэнцефалограф.

Проверки, проведенные как сразу после сеанса, так и спустя некоторое время, показали, что материал усваивается прочно. Средний уровень запоминания — 85%. Одного испытуемого проверили через два года и три месяца. Воспроизведение — 77%!

Общее для всех «сонных» методов удивительное свойство: во время сеансов люди не только не устают, но и отдыхают! А ведь работу они проделывают значительную...

Но еще удивительнее, что учиться без видимых затрат энергии можно, оказывается, и во время бодрствования.

Нежданно-негаданно...

Однажды в Болгарии в одном из опытов попробовали «обманным путем» научить людей английской орфографии. Как известно, эта орфография каверзная. Она имеет совсем другую основу, чем в болгарском и русском языках. Учащиеся часто не верят, что ее можно до конца освоить. И вот исследователи применили метод маргинального (периферийного) воздействия.

Входят учащиеся в класс. Видят — таблицы какие-то на доске висят. Три таблицы, на каждой по четыре слова. Приходит преподаватель, ведет урок, на таблицы — ноль внимания. Ну, видимо, от предыдущей группы остались... Но на следующий день таблицы опять появились, только уже с другими словами. И снова преподаватель не обращает на них внимания.

На третий день — то же самое... А на четвертый день — диктант, в котором использованы слова из таблиц! И вот оказалось, что учащиеся написали правильно в среднем 53,94% из них. На шестой и десятый день были еще две проверки (те же слова включались в новые предложения). Правильно написано уже соответственно 59,03% и 64,72% слов. Обратите внимание: времени на изучение орфографии не тратилось!

Или вот еще необычный урок. Он разбит на несколько частей. Большинство из них, по сути дела, модификации АВМ. А одна особенная. На экране мелькают надписи, которые не успеваешь прочесть. Это длится шесть минут. За это время 360—480 раз повторяются 10— 12 фраз. Как ни странно, мелькающие надписи запоминаются. Хотя сознание человека не фиксирует быстро промелькнувшее изображение, но в мозгу оно оседает.

В чем тут дело? Мы должны анализировать ситуации, в которых оказываемся, информацию, которую получаем, иначе станем игрушкой в руках случайности, захлебнемся в океане сведений. И есть у нас, как полагают, специальная биологическая защита, не позволяющая отклониться от такого анализа. Но при определенных условиях, как мы видели, информация может «прорваться»: как во сне, так и наяву. Велика ответственность педагога, организующего этот «прорыв», и тем более автора соответствующей методики. Ведь информация должна быть тщательно отобрана, продумана, обработана и правильно подана — только тогда ее неосознанное восприятие пойдет на пользу, а не во вред.

Не спорь, ты феномен!

Однажды был применен принципиально новый и чрезвычайно привлекательный метод — суггестопедия.

75 человек были распределены в три экспериментальные группы и три контрольные. В последних группах не знали сущности эксперимента. Неожиданно им дали большой объем материала. Учащиеся решили — необходимо проявить амбицию и волю, чтобы вовремя все усвоить. Возникла атмосфера состязания. А в результате уже на восьмой день они безнадежно отстали от суггестопедических групп. Причем появилось сильное утомление, люди оказались на пороге невротического состояния. Как горох, посыпались жалобы, протесты. Вскоре контрольные группы вообще отказались заниматься.

А опытные группы отлично себя чувствовали, быстро шли вперед, легко усваивали большой объем материала. Когда выяснилось, что контрольные группы «зашли в тупик», с ними тоже стали заниматься по суггестопедической методике. Отстающие очень обрадовались, рьяно взялись за дело, стали догонять опытные группы и наконец сравнялись с ними. При этом создалось впечатление, что одинаково хорошо усваивается и небольшой и очень большой материал. За день учащиеся легко запоминали 500 слов. На следующий день и через три дня они все помнили.

Вскоре исследователи сообщили, что этот показатель удалось перекрыть вдвое. Тысяча новых слов за сеанс! Это больше, чем весь словарь американских армейских методов, и две трети первой ступени словаря АВМ. Запоминание отличное: 90—100 % (обычно ближе к ста). Получается, что за год можно освоить в принципе двенадцать языков?!

Как же строится обучение? Форма занятий может быть разная, и не в ней, в общем-то, суть. Главное — создать особую атмосферу. В суггестопедии как бы убеждают: «Не пробовал говорить на чужом языке — не думай, что не умеешь. Поверь, ты скоро добьешься отличных результатов!». (Кстати, одно из условий приема в группу — чтобы до нее человек не изучал данный язык. И то, что в обычной жизни вызывает улыбку, в суггестопедии принимается всерьез. Почему?

Еще при формировании групп начинается сложная, настойчивая, ненавязчивая психологическая подготовка. Она-то и закладывает «фундамент». Учащиеся проникаются уважением к окружающей обстановке.

Следующий этап — текущая психологическая поддержка. В учениках всемерно поддерживают уверенность в своих силах. Разыгрываются сценки, спектакли, материал подается в обрамлении музыки особой интонации, артистизма педагога, концертной и в то же время игровой атмосферы. Преподаватель один в трех лицах: он и учитель, и артист, и режиссер (разумеется, он должен обладать очень высокой квалификацией). Учеба доставляет людям огромное удовольствие. Все это открывает информации путь в подсознание, где она оседает в очень больших количествах. Возникает эффект гипермнезии, то есть сверхзапоминания.

Наконец, следует заключительное психологическое оформление. Идут в ход «финишные» психологические и филологические тесты, разыгрывается итоговый спектакль. Это демонстрирует достигнутые успехи — а они немалые. «Случайные» разговоры со вспомогательным персоналом также подтверждают прочность усвоенного. С верой в себя, в свои знания покидают люди суггестопедические курсы.

Скорость или качество

Однако есть смущающее обстоятельство. Выигрывая во времени, ускоренное обучение теряет в качестве. Это нужно учитывать. Если не страшны шероховатости во владении языком, если достаточно понимать и быть понятым, тогда скоростное обучение, безусловно, выгодно. Но, как предупреждают многие специалисты, лингвистам и филологам, например, оно должно быть заказано.

Так что, несмотря на все большее распространение ускоренных методов, несмотря на их успехи, в целом педагогика действует «по старинке». Большей частью новые методы используются для обучения взрослых, которым иностранные языки нужны для сугубо практических целей.

Вряд ли положение могло быть другим: история интенсивных методов еще коротка. Но оно станет, заверяют специалисты, иным. Педагоги, психологи, лингвисты, филологи, медики и кибернетики заключили союз, призванный решить проблему. Особые надежды возлагают на суггестопедию. Возможно, она соединит скорость и качество, позволит не сокращать объем знаний. Пока же, чтобы улучшить владение языком, нередко удлиняют суггестопедический курс.



Екатерина С.
Женщина и Город


Рубрики





Вернуться наверх