Поиск по метро

В поисках Страны Пряностей: история специй

от 11.05.2019
В поисках Страны Пряностей: история специй

Представьте, что ухаживающий за вами галантный кавалер в знак своей любви дарит вам… пакетик с кориандром. Или мешочек лаврового листа. Смешно, странно, нелепо? А между тем, такой подарок веками считался воистину королевским. Ведь специи были роскошью, доступной лишь богатым и знатным, – по крайней мере, в Европе.

Чтобы рис не был пресным

Впрочем, в Древнем мире пряности и приправы изначально вовсе не были прерогативой богачей. Наоборот, бедняки использовали их, чтобы хоть как-то изменить и улучшить вкус своей однообразной пищи. В Древней Индии, к примеру, рацион обычного человека зачастую состоял практически из одного риса. Но со временем люди опытным путем установили, что части некоторых растений делают даже самую простую пищу очень вкусной.

Сначала специи, очевидно, добавляли в еду по отдельности, потом попробовали смешивать. Именно так появилась всем известная приправа под названием «карри»: кто-то додумался смешать в определенных пропорциях черный перец, имбирь, куркуму, кардамон и кокосовое молоко. Пропорции в разных регионах отличались, состав тоже мог меняться, поэтому какого-то единого рецепта карри не существует до сих пор.

Легкий способ озолотиться

Но то было в Азии, а вот в Европе шанс обнаружить возле своего дома дикорастущие специи был невелик. Разве что во время военных походов военачальники и солдаты имели возможность приобщиться к необычной восточной кухне. Так некоторым грекам, участвовавшим в походах Александра Македонского, посчастливилось попробовать перец и корицу.

Зато специи продавали заезжие азиатские купцы – преимущественно арабы. Началось все, вероятно, с небольших количеств все тех же черного перца и корицы, а вылилось в огромные караваны, нагруженные самыми экзотическими приправами и пряностями. Особенно бойко приобретали специи европейские торговцы, чей дальнейший путь лежал в земли Древнего Рима.

Там обыденный для Востока товар превращался в настоящее сокровище, которое позволяло продавцу за короткое время буквально озолотиться. Достаточно было не побояться наладить торговлю с арабами. Плиний, знаменитый римский историк, жаловался, что на местных рынках торговцы запрашивают за специи цену в сто раз выше их себестоимости. Но ничего поделать с этим было нельзя. Черный перец, например, стоил так дорого, что древнеримские зажиточные и даже знатные хозяйки не позволяли молоть его рабам и слугам и делали это сами. Кроме того, его дарили, снабжали им дочерей в качестве приданого и даже давали этой специей взятки!

Полцарства за шафран

В Средние века арабские купцы по-прежнему сохраняли почти что монополию на торговлю специями. Правда, долгое время христианская церковь запрещала верующим торговать с мусульманами, и лишь одни венецианцы смогли добиться послабления. Этот факт сыграл немаловажную роль в превращении Венеции в богатейший европейский город. Тем более что торговля была быстро налажена и с Индией, а также некоторыми другими странами.

О том, насколько дорогими были специи в конце Средних веков, позволяет судить дошедший до нашего времени документ, в котором описывается суд над венецианцем, не успевшим вовремя расплатиться за купленный им скот. При обыске в его доме обнаружили 300 граммов имбиря, 500 граммов шафрана и 600 граммов мускатного ореха. Казалось бы, всего ничего, однако этого с лихвой хватило, чтобы компенсировать торговцу стоимость двух баранов, лошади и девяти волов!

В поисках пути в «Страну пряностей»

Начало Нового времени также называют эпохой Великих географических открытий. Однако не всем известно, что знаменитых первооткрывателей влекла отнюдь не бескорыстная жажда познания и даже не громкая слава. В основном подобные экспедиции снаряжали монархи, жаждавшие открытия новых торговых путей. А одним из самых выгодных товаров во все времена были как раз специи.

До конца XV века Португалия, находившаяся вдали от главных торговых путей, была довольно бедной и не слишком влиятельной страной. Однако ее монархи жаждали изменить положение дел. Нужно было «всего лишь» найти морской путь в «Страну пряностей», то есть в Индию . В отличие от испанских кораблей, португальским мешал плыть на восток здоровенный африканский континент. Причем его истинные размеры в те времена никому известны не были. Поэтому для начала следовало хотя бы установить, реально ли вообще обогнуть его по морю.

В 1487 году король Жуан II, не имевший средств на полноценную морскую экспедицию, снарядил в путь по суше всего-навсего двух офицеров. Один из них погиб в пути, а второй попал в плен, однако умудрился-таки отправить своему монарху отчет об осуществимости такой затеи. Год спустя эту информацию подтвердил мореплаватель Бартоломеу Диаш, открывший Мыс Доброй Надежды (как долгое время считалось, самую южную точку Африки). Он бы и до Индии благополучно доплыл, однако матросы едва не подняли бунт, и Диашу пришлось вернуться домой.

Его дело продолжил Васко да Гама, которому на этот раз создали все условия: выдали четыре отличных корабля, огромный запас провизии и пресной воды, множество пушек и тяжелых орудий, а также выдающегося штурмана, который уже плавал к Мысу Доброй Надежды с Диашем. Ведь от успеха экспедиции зависело благосостояние целой страны! Путешествие продлилось целых два года и сопровождалось огромным количеством трудностей и непредвиденных обстоятельств. Тем не менее, успех был оглушительным: итоговая выручка превысила затраты в 60 раз.

«Специальное» дворянство

Однако Испания вовсе не желала уступать кому-то первенство в торговле пряностями. Благодаря выгодному географическому положению испанцы могли искать еще более короткие пути к вожделенным богатствам Востока. В 1519 году началась экспедиция Фернана Магеллана – тот, кстати, был португальцем по происхождению, но в родной стране почему-то оказался никому не нужен.

Увы, эта экспедиция стала для Магеллана последней. Мореплаватель погиб еще до того, как его корабли достигли Молуккских островов . Зато капитан единственного вернувшегося спустя три года корабля, Х.С. Элькано, получил за свои заслуги дворянство и весьма красноречивый герб: двенадцать гвоздичек, два прутика коричного дерева и 3 мускатных ореха.

А за Молуккские острова еще долго разгорались нешуточные битвы. Претендовали на них и голландцы, и испанцы, и британцы, и даже японцы. Лишь после Второй мировой войны ими окончательно завладела Индонезия.

Неудавшаяся монополия

Теперь у европейцев был полный доступ к специям и, казалось бы, этот товар должен был стать общедоступным и дешевым. Их всего-то нужно было начать выращивать на территории Европы. Но не тут-то было! Каждая страна, получавшая во владения перспективные земли, тут же пыталась монополизировать торговлю специями и запрещала вывоз растений. Так Голландия долгое время владычествовала в Индонезии, а Англия – в Индии.

Однако к концу XVIII века этим монополиям все же пришел конец. И сегодня любой человек может приправить свой суп черным перцем, не боясь разориться.



Александра К.
Женщина и Город



Рубрики





Вернуться наверх