Поиск по метро

Мы говорим «как бы» или как бы говорим. Речевой мусор и Время

от 21.12.2017
Мы говорим «как бы» или как бы говорим. Речевой мусор и Время

Над этим материалом я работал более двух месяцев. Тема оказалась настолько сложной и неподатливой, что несколько раз хотелось отказаться от затеи и потратить время более продуктивно. Победило желание написать что-то актуальное об уникальном. Именно эти два компонента позволяет поместить в один флакон тема об одном из слов-паразитов в повседневной разговорной речи.

Человечество будет существовать, пока люди будут общаться. Невнятность, смысловая неопределенность слов, нежелание людей договариваться об однозначном толковании понятий – в этом очень часто кроется причина мелких, крупных и глобальных (вплоть до войн) конфликтов. Поэтому разговорная речь, ее понятность, выразительность, чистота – это всегда очень актуально.

Главным «героем» статьи является речевой паразит «как бы». Я его выбрал, потому что:

  • на сегодняшний день это самый популярный «ингредиент» речевого мусора;
  • несмотря на «широчайшую известность», говорят и пишут о неправильном использовании частицы или союза «как бы» очень мало;
  • рассматриваемый речевой паразит уникален в ряду себе подобных, более того, имеет признаки феноменальности.

Ввиду перечисленного, «как бы» достойно отдельного и большего разговора. Начало которому, надеюсь, и положит эта статья.

Необычный речевой паразит

В новостях по телевизору показывают интервью. Молодой человек, неглупый, судя по достижениям в сфере его деятельности, отвечает на вопросы. До зрителя доносится:

– Я как бы, ну, решил, что мои знания в данном случае могут пригодиться.

– Мы как бы, да, занялись подготовкой к важному для нас…

– Тогда они как бы, это…

Мне небезразличен этот парень, его дело. Но уже после второго «как бы», интерес начинает угасать. Хочется переключить канал и послушать нормальную речь. Не делаю этого только из-за желания дождаться следующего сюжета. Через минуту раскаиваюсь. После шестого или седьмого «как бы, ну» хочется пролезть в телевизор, схватить «златоуста» за шиворот и тыкать носом в любой словарь русского языка: классический или самый современный. Согласно которого, частица или союз «как бы» испокон веков по сегодняшний день имеет значение «будто бы», «как будто» и применяется при выражении предположительности, условности высказывания.

В соответствии с этой речевой нормой получается, что дурилка картонная из телевизора пытается рассказать, что он где-то практически ничего не решил; с товарищами, скорее всего, ничем не занимался… И вообще, сказанные в течение нескольких минут интервьюируемым – смысловой мыльный пузырь. Потому, что все было «как бы»: то ли было, то ли не было. (Прошу прощения за тавтологию – это от раздражения.)

Я не языковед, не профессиональный спикер. И вполне хладнокровно переношу речевой мусор из ряда: «типа того», «короче, блин», «конкретно, круто», «клёво», «в натуре» etc. Изредка, если словечки вставляются к месту и ради юмора, это даже может нравиться. «Я в двух жизнях параллельно типа того живу», – поет Валерий Меладзе, и понятно, что именно так он должен выразить свои эмоции, рассказывая о преследующей его непонятной напасти.

Совсем другое дело, когда говорок в угоду моде бездумно перенасыщается мусорным «как бы».

Паразит, разрушающий смысл

Большинство модных словечек, засоряя речь, практически не искажают смысл сказанного, не придают существенного нового оттенка. «В натуре, ты, баклан, рамсы попутал, готовься ответку держать» – все понятно и жутковато и с вводным словом и без. Точно также выражение «Короче, блин, с этим надо кончать» не пострадает без первых двух слов.

Совершенно иначе в большинстве случаев обстоит дело с «как бы». Ну, что хотел сказать оратор, когда изрек: «После этого случая как бы стало понятно, что…»? Как бомж к нечистотам, надо быть адаптированным к грязи в русской речи, дабы из сказанного сделать вывод, что для говоруна что-то там стало понятным. А если у визави «музыкальный слух» на чистоту и правильность речи да он свято чтит законы русского языка? Как ему, бедному, сообразить, что для рассказчика все-таки, что-то прояснилось, а не, наоборот, покрылось мраком неизвестности? А иностранцу с академическими познаниями в русском языке, что делать? Как правильно и понятно перевести себе на родной английский или там китайский?

«Как бы стало понятно» — это еще не самое… Недавно из радиоэфира донеслось: «Как бы я сама узнала как бы совершенно определенно». (Она или кто-то вместо нее? Так все-таки узнала или ей только показалось? А «как бы совершенно определенно» – вообще, бред вроде «попал точно, куда не целился».) Для нашего «музыканта» – это мука, нагромождение фальшивых нот в любимой симфонии. А иностранцу, услышав такое, останется только заплакать от бессилия: получается, он многие годы совершенно бесполезно учил русский язык.

Очаг инфекции – в «элите»

Как правило, речевая инфекция зарождается в малограмотных, далеко не элитных слоях общества. «В натуре» пришло из тюрьмы, «типа того» – из подворотни. Появившись, «перлы» быстро завоевывают определенную среду и чаще всего не выходят далеко за свой «ареал». Трудно представить себе профессора университета, вполне серьезно украшающего свою лекцию связкой «в натуре». То есть, вверх по социальной лестнице зараза практически не распространяется. «Как бы» зародилось точно не «на зоне» или «на районе». Почему-то рисуется картинка: изнывающая от безделия и скуки мажорка, лениво растягивая слова, выдает глубокую мысль: «Я тут как бы подумала и поняла, что как бы мои чувства не выдержали проверку временем». И пошло, и поехало…

«Как бы» не ограничилось, подобно другим паразитам, распространением только в своей «питательной среде» – богатой и гламурной «элите». Оно быстро начало завоевывать прилегающие нижние и верхние слои общества. Конторские служащие, продавцы бутиков, не шибко зацикленная на науке и знаниях студенческая масса, старшеклассники, мечтающие о красивой жизни… На сегодня «как бы» в своем проникновении «вниз» остановилось, не дойдя до шпаны и заключенных. Все-таки трудно представить себе дворового хулигана рассказывающего: «Я как бы дал в лоб тому ботанику». Пацан говорит и делает всегда все чисто конкретно. А что случится с многолетним сидельцем, если он заявит, что живет как бы по понятиям – лучше нам не знать. Его «коллеги» за слова, их правильное употребление требуют держать ответ. Очень строго, жестко и жестоко.

Как паразит инфицирует язык интеллектуальной элиты, то есть распространяется «вверх» – об этом немного позже.

Долгожитель среди себе подобных

Как правило, жизнь паразитов сравнительно скоротечна. Сегодня мало кто вспомнит, что лет 50 назад была очень модно при малейшей возможности разбавлять фразу словечками «в смысле». «Проведем хорошо время, в смысле погуляем». Продлилось увлечение в более или менее образованной среде недолго: года три – четыре. Как только начались злоупотребления: «море в смысле река», «белый в смысле зеленый» – мода быстро прошла. Канули в лету «капитально», «ёпрст», «ёкарный бабай»; на последнем издыхании находится уже упоминавшееся «в натуре».

«Как бы» начало засорять русскую речь с конца прошлого века.

Я не впервые пишу на эту тему. Впервые она «зацепила» более шести лет назад. Когда на популярном ток-шоу один из политиков кокетливо так, во всеуслышание заявил свою «бескомпромиссную» позицию: «Закон, он как бы обязателен для всех».

Тогда во всем был какой-то вопиющий диссонанс. Несоответствие самого говоруна, метросексуала, большого поклонника гламурности в одежде и поведении, и мрачной угрюмости должности, которую он отхватил в силу каких-то подковерных интриг. Глуповатая небрежность в формулировании роли и значения сверхключевого для правоохранительной структуры понятия «закон». Все вместе создавало ощущение зыбкости, неправильности и временности.

В начале десятых, заигрывая с читателем, в конце статьи о «как бы» и гламурном генерале я вопрошал: «А что там было написано на перстне у мудрого царя Соломона?».

Многочисленные комментаторы и я, автор, в результате обсуждения текста тогда пришли к выводу: пройдет и это. Слово-паразит, разрушающее смысл, и жеманничающий политик, не вникающий в суть сказанного самим собой, – это явления, которые долго не живут.

И он действительно довольно скоро бесславно (уже и не помню: по своей или чужой воле) покинул высокий пост и растворился в политическом небытии.

А вот насчет «как бы» никто не угадал. Прошли годы. Паразит не только не исчез из нашей речи или хотя бы купировался в каком-нибудь небольшом «ареале». Он покоряет новые пространства и вершины.

Интеллектуальная элита и «как бы»

Шесть лет назад я не поверил бы, что «как бы» когда-нибудь начнет искажать речь радио- телеведущего, серьезного, ответственного политика, юриста; что убеленный сединами профессиональный говорун (в хорошем смысле слова) с заслуженной репутацией умного человека, знатока, рассказывая интересные вещи, начнет свою речь не к месту перенасыщать этим паразитом.

Сегодня вопрос «верю – не верю» не стоит. Достаточно включить радио, телевизор или зайти в Ютуб. «Какбыкают» не только те, для кого чистота речи является важнейшим инструментом их ремесла. Сегодня легко можно наткнуться на технического эксперта (!), который рассказывает, что расшифровка черного ящика как бы подтверждает версию… Подчеркну, это говорит человек, каждое слово которого должно быть выверено с математической точностью (потому что технический) и ни в коем случае не допускать свободного трактования (потому что эксперт). Хочется, подобно О. Бендеру из фильма, задать «художественный» вопрос: «Ребята, вы рисовать умеете?»

Конечно, у творческой и интеллектуальной элиты применение «как бы» не настолько удручающе несуразно, как в приведенных выше примерах, и смысл сказанного на противоположный меняется только в редчайших вопиющих случаях. Тем не менее, когда авторитетный юрист, мнение которого привык воспринимать как остаточную экспертную оценку, зачем-то начинает «как бы делать выводы», «как бы выделять главное», становится неуютно и тоскливо. Зачем он так говорит? Ведь еще буквально вчера уважаемый профессионал четко, а не предположительно оценивал и анализировал правовые коллизии. Надо ли сегодня модничать и подражать «высшему» свету? Несерьезно все это как-то…

Бороться? Смириться? Не обращать внимания?

В этом месте можно было бы призвать читателя задуматься, устыдиться и прекратить неправильно использовать в разговоре «как бы». Не делаю этого по двум причинам.

  1. Очень не люблю лозунги типа: «Это зависит от каждого из нас!», «Давайте все вместе бороться против…». К этой банальности прибегают власть имущие, что или абсолютно не состоятельны в сфере своей компетенции, или не желающие решать проблему, наличие которой для них выгодно. Загаженные подъезды в хрущобах? Это будет продолжаться, пока тетя Маня не избавиться от привычки щелкать семечки, а алкаш с третьего этажа не вылечит свой простатит. Коррупция? Она непобедима, пока лежачий больной дядя Ваня будет платить санитарке за вовремя поданную утку.
  2. «Как бы» – это не причина, а следствие. Это те избыточные белые кровяные тельца, которые сигнализируют о наличии болезни организма. «Как бы» – это лейкоциты речи, говорящие о заболевании общества. Даже если произойдет чудо и, приложив неимоверные усилия, мы через 2–3 года перестанем «какбыкать» – это мало что изменит. Выключить сирену – не значит, устранить аварию.

Что за болезнь такая?

У меня нет ни знаний, ни амбиции, чтобы поставить конкретный диагноз болезни общества на современном историческом отрезке. Тем более, предлагать лекарства, методы лечения. Могу только обратить внимание читателя, что сегодня, по-моему, общество переживает не очередной легкий недуг, коих в истории случалось несметное количество. Сегодня болезнь серьезная. Я не могу придумать ей название, но попытаюсь как-то охарактеризовать, обозначить признаки.

Возможно, кто-то досадливо поморщится, но для этого опять обращусь к «как бы». Именно оно вербализует процессы, происходящие в наши дни в жизни общества. Экономика государства, его институты, законы, наука, образование все становится как бы – то есть условным, предположительным; не отвечает своему первоначальному смыслу и назначению. Экономика не занимается производством новой продукции. Политика является инструментом удовлетворения интересов или амбиций правителей. Суды судят не по закону. Наука плодит фальшивые диссертации. Высшие чиновники врут. Полицейские бандитствуют. Учителя служат дурным примером для детей. В колбасе почти нет мяса, в сметане – молока.

Что-то подобное случалось и ранее. Но это были сбои, неправильности в каких-то сферах жизни общества. Сегодня это норма.

Размываются границы определенности и обязательности. Общество вступило в период разрушения устоев и незыблемости. Реальность, эфемерность, закономерность, случайность, чистота, фальш в одном флаконе. То ли есть, то ли нет – какая разница. Будет или не будет – одна фигня. Как у персонажей Шекспира:

– Я духов вызывать могу из бездны.

– И я могу, и каждый это может. Вопрос лишь, явятся ль они на зов.

ВременнЫе болячки или болячки врЕменные?

Перечитал свой опус перед его «сдачей в набор» и думаю… А может, не только о болезни русскоговорящего общества надо говорить. Не прихворнуло ли это Человечество? При желании – хотя это другая тема – можно назвать конкретные признаки: бессмысленные жестокие войны, низкоинтеллектуальный популизм, дремучий национализм, примитивное вранье на межгосударственном уровне… Или все еще глобальнее? И что-то случилось с Его Величеством Временем…

Может, не получается у Времени войти нормально в какую-то свою очередную спираль? Или, наоборот, выйти… И от этого нервничает оно, мается, температурит. Долго ли продлится недомогание? Скоро ли включатся защитные механизмы? Или уже включаются?

Вы будете смеяться, но первые признаки выздоровления Времени я тоже нахожу в речевом мусоре. Не заметили, как все больше язык перенасыщается словами «да», «на самом деле», «действительно»?

«Сегодня я, да, хочу сказать, что, да, это случилось, несмотря на противодействие со стороны тех, которые, да…», – говорит с экрана телевизора не самый глупый спикер. «В эфире действительно радиостанция… Сегодня у нас в гостях на самом деле известный публицист…», – доносится из динамиков гаджетов. Явный перебор слов, исключающих двойное толкование, предположительность, условность.

Может, это антипаразиты, появление которых обусловлено тем, что Время включило свою иммунную систему? И все потихоньку, понемножку возвращается в нормальное русло? Начинаем выходить из сложного витка спирали… Хорошо бы, если так.



Иван Задоров
Женщина и Город


Вернуться наверх